Страницы

18 сентября 2011 г.

Мне.

Аметист. Сказка для Рыско.

Ышемуж:
- бла! блабла! блаблабла блабла бла блаблабла...
Ышо:
- ауугум... да-да... гы)
- блабла! блаблаблабла. блабла блабла блабла.
- ыыыгыы... аыыы... ыыы...
- Бла?
- Да-да... Просто я занята. Сказку пишу. Для Рыськи.
- А что так не засыпает?...

- Злой, наверняка покрытый нездоровым налетом, язык во рту суеверного, неумного человека, однажды навесил на Аметист ярлык – «вдовий камень». И понеслась недобрая слава – с одного дурного языка на другой, похлеще холеры! – тень лавандового оттенка пошла зыбкой рябью, как если бы человек брезгливо и возмущенно передернул плечами. Верткий сквознячок осенней ночи сам поежился от такого поведения гостя и, на всякий случай, спрятался в умывальнике – чисто и сыро, то, что нужно для сквознячка.
- Да разве же это об Аметисте? – густо-фиолетовая тень придвинулась поближе к тебе и сочно зашептала, - вглядись в сияние своих глаз на полуденном солнышке, окунись в их глубокий сумрак дождливой ночью, опьяней от их отражения в чужих глазах. Проведи кончиками пальцев по точеной шее, коснись ключиц, словно созданных самим Творцом в момент особо лирического настроения, на стыке сумерек и рассвета… и урони руку, словно звезду с августовского небосвода! В этом больше Аметиста, чем в глупых поверьях.
Ты улыбнешься, одновременно благодарно и таинственно – в тебе больше от Аметиста, чем в ином штампованном украшении, поработившем прекрасные камни, от того знаешь о себе больше, чем тот, кто шептался с Творцом, ваяя то, что однажды сделало тебя – Тобой. Улыбнешься и нальешь ночному гостю кофе. А он, жемчужно-сиреневой дымкой, снова станет рисовать для тебя Сказку об Аметисте.
- Бывает так, на закате, что Земля, Небо и заходящее Солнце словно сливаются в бесконечно-нежном поцелуе, тогда, словно полоска Неба, в недрах Земли зарождается Аметист. Его можно увидеть, растворяясь в Закате – тенями в облаках.
А ты не находишь, что аметисты ювелирной чистоты скучноваты? Совершенство вообще довольно скучно. Они красивы, но завораживают иные – с трещинками и пузырьками воздуха, белыми слоями, напоминающими о том, что геометрия – тоже магия. Темно-фиолетовые аметисты, словно в издевку над траурными одеждами королевского двора, самые радостные из всех. Словно на небе бархатной июльской полуночи золотые звезды играют в салочки, но видеть эти игры дозволено только посвященным в особые таинства, те же игры, отраженные острыми кристаллами – доступны любому зрячему.
Или взять льдисто-лавандовые бусины, они подобны поцелую, на который невозможно не ответить, страсть его глубока и не обжигает, а любовь – увидела в нём своё отражение и залюбовалась…
Светлеет камень, словно сгущается серый туман, окутывает нежные цветы пронзительно и звонко… И вот он – металлический блеск твоих глаз, какими не дайте Боги, увидеть их никому… ты опустишь ресницы… а, словно охваченный серо-сиреневой дымкой Кристалл – запомнит. Запомнит и сохранит. Он будет властен с тем, кто выберет его в друзья. Дарить покой сердцу, даровать упокоение недоброжелателям, уводить дорогой самых глубоких, самых мистических и самых богатых на откровения снов… Как могла бы ты, для того, кого сочтешь равной себе.
Аметист бывает обманчив – изысканной зеленью скрывая свою суть, отводит глаза и мысли, кто-то примет его за собрата-кварца, герой нашей истории не оскорбится – неведение не входит в число порицаемых им пороков, слепое неведение и нежелание узнавать – да. Он будет нем с глупцом. Он будет щедрым с тем, кто разгадает его истинную сущность. И совершенно не заметит тех, кто любые другие камни станет выдавать за зеленый Аметист… и нашего внимания стоят ли такие?
Аметист бывает покорным, сохраняя достоинство, он будет просто обитателем чьего-то дома, даря ему гармонию, очищая и защищая – от дурных мыслей, горьких чувств и чужого черного колдовства. Он исцелит сердце от ран, но и потребует многого – соответствовать себе, помнить вкус слова «честь», знать металлический звон благородства и, неизменно, сохранять чистоту помыслов, оставаясь честным с самим собой. И с ним, камнем, признавшим человека, как равного.
А ещё Аметист – Великий Сказочник, но сказки его – всегда быль, аллюзиями и дивными образами он лишь пробуждает огонь воображения, но нет в них ничего «для красивости слога», ни единого ложного отблеска, подобного болотным огням. Слушай же, когда говорит с тобой Аметист. А более всего – слушай, когда Аметист говорит в тебе…
Одним вдохом допив ароматный кофе твой ночной гость отвел тебе глаза зыбким маревом, а, когда взгляд твой прояснился, ты так и не смогла понять – в какой из твоих Аметистов ушел он, не покидая и не прощаясь… Может в одном из любимых «ёжиков»? Или он там, между книжных страниц перешептывается с Драконом? А может… и, лишь кончиками пальцев, ты проводишь по точеной шее… касаешься ключиц, словно созданных Творцом в миг, когда на закате Земля, Небо и заходящее Солнце слились в сиюминутном, как Вселенная и вечном, как взмах твоих ресниц, поцелуе… и роняешь руку, словно звезду с ноябрьского Неба… вниз! Или вверх?...
(с) Тали Кей

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Анонимные комментарии оставлять нельзя. Спасибо за понимание.